Аватар пользователя Adm alte Dating   Adm alte Dating  Дата создания: среда, 1 апреля, 2015 - 21:13

Белая Маска - впервые здесь, моя реальная история !

Назад
Русский
Белая Маска - впервые здесь, моя реальная история !

Часть 1. Вика шла по улице, мурлыкая про себя свои любимые песни. Хороший летний вечер, прекрасное настроение - что еще нужно для счастья в 16 с половиной лет? Она жила в спальном пригороде Петербурга, и отсутствие промышленных заводов и кучи автомобилей давали повод не бояться за свои легкие, дыша кислородом. Вика всегда любила закаты, когда небо окрашивается из голубого в оранжево-красный цвет, а летнее тепло позволяет гулять в футболке. Вообще она была красивой девушкой - всего год назад прожженная эмочка, теперь она выросла и посмеивалась над собой в прошлом. Хотя ёе стиль носил некоторые приметы неформалки - длинные черные волосы, ниспадающие до груди, ярко-голубая прядь волос, резонирующая по цвету с синей футболкой, черные джинсы, облегающие её стройные ноги, пирсинг над губой - да и вообще, 168 рост делал её стройной, с красивыми формами и завораживающими зелеными глазами милой девушкой, на которую с интересом глядели не только ровесники, но и мужчины постарше. Проходя мимо заброшенной недостройки, Вика остановилась. Раньше это был просто частично разрушенный панельный дом, чьи строители ушли в хронический запой. А теперь на его стенах были граффити - нарисованный лесной пейзаж черной и синей краской из баллончика, был очень красив. Вика любила рисовать и могла оценить красивые произведения. Она подошла и с интересом разглядывала стену. Повернув голову на шум, она увидела и самого художника - тот завершал какую-то другую картинку. - Классно рисуешь,- сказал Вика, улыбнувшись художнику. - Спасибо, очень приятно, - ответил улыбкой тот. Она с интересом разглядывала парня - высокий, в черной футболке и простых джинсах, с сумкой на плече, короткими темными волосами, синими глазами - она все больше улыбалась, глядя на него. - Будем знакомы? Я Егор, - сказал парень, протянув ей руку. - Вика, - ответила она. - Ты неформалка, Вика? - спросил Егор, складывая баллончики в сумку. - Не поверишь, все спрашивают,- ответила с улыбкой она. - Раньше была эмо, а сейчас просто стиль такой. - Ты очень красивая,- проговорил Егор, глядя ей в глаза и улыбаясь. - Хочешь, вместе порисуем? - Давай,- обрадовалась Вика. - Пойдем, раскрасим стену моего дома. На стену её дома падал оранжевый свет заходящего солнца, она рисовала куклу с зашитым сердцем - единственное что она умела рисовать красиво, а Егор рисовал заходящее солнце. - Вик, а какая у тебя любимая песня? - спросил он. - Numb, а у тебя? - Веришь, нет, она тоже, - засмеялся Егор. - Давай включим, веселей будет. - Включай. - Хех, Виктория повелевает, - ухмыльнулся тот. - Ты смотри, сейчас тебе всю рожу разрисую,- пригрозила с улыбкой Вика, наставив на него баллончик. - Слушаю и повинуюсь, кэп, - дурачился Егор, доставая маленькую колонку к телефону. Он подключил телефон к ней и включил мелодию. "I've become so numb I can't feel you there"-напевал Егор в такт Честеру, "I've become so tired so much more aware", - вторила ему Вика, нанося последние штрихи в рисунок, а вокруг гуляли люди, катались скейтеры, бегали дети, смеясь и радуясь лету, парочки сидели на скамейках, в воздухе стоял аромат цветов, лазурное небо с заходящим солнцем улыбались миру, и Вике казалось, что вот он, рай на Земле. - Знаешь, у нас это шедеврально вышло, - проговорил Егор, разглядывая результат. - Ага, блин, только я в краске испачкалась, - пожаловалась Вика, глядя на свои фиолетовые руки. - Эх ты, маляр в юбке. - подстебнул ее Егор. - Ладно, пошли, у меня дома есть средство для смывания краски. - Пойдем, - сказала Вика. Вообще, она впервые тайно радовалась, что идет в дом к незнакомому парню. "Сильно нравится", - думала она, глядя на Егора. - Так ты в отдельной квартире живешь? - восхитилась Вика, глядя на его дом. - Ну что-то вроде того. Какой-то родственник тут у меня жил, в наследство оставил, вот и живу помаленьку, - ответил Егор из ванны. - А что, одна комната, а мне больше и не нужно. - Можно в комнату пройти? - Конечно, заходи, располагайся. Комната Егора преставляла собой этакую мастерскую. Повсюду лежали баллончики, карандаши, краски. Стоял мольберт, две полки с книгами, на стене портрет какого-то герцога или графа, также валялись какие-то запчасти, шестерни, провода, лампочки. - А что за граф на портрете, - полюбопытствовала Вика. - На стене? Николо Макиавелли. - Аааа...а кто это? - Политик в Италии Эпохи Возрождения. Очень одиозная личность. - Крууто, - промычала Вика, разглядывая его эскизы. - Вот, держи, - протянул ей Егор бесцветную жидкость. - Это облегченный ацетон, кожу не повредит, а вот краску на раз смывает. -ф Спасибо, Егорка, - улыбнулась Вика. - А ты учишься? - Неа, я работаю, - улыбнулся тот в ответ. - Работаешь? А сколько тебе? - 17, но на моей работе возраст не важен. - А где ты работаешь? - уточнила Вика, растирая ацетон на руках. - Рисунки делаю, оформляю обложки, эскизы делаю, сценарии пишу, там много всякого дела. Будешь чай, Вик? - Если не сложно, - смущенно сказала Вика. - Пойдем, - сказал Егор, обняв её за плечи. У Вики екнуло сердце, и она сама прижалась к нему. - Ты чего? - удивился парень. - Закрой глаза, у тебя ресница упала, - тихо проговорила с улыбкой Вика. Егор закрыл глаза, и ощутил её теплые губы, прижавшиеся к его губам. Он обнял ее за талию и ответил на её порыв. Они целовались, а из бутылочки капал на пол ацетон. Они начали встречаться. Вика выступала в театре, и они часто ходили на репетиции вместе. Он согласился помочь переписать сценарий для мюзикла, и вышло очень недурно. Вообще, их отношения были далеки от заезженных и опошлившихся сценариев а ля "кафе, клуб, кино, койка." Они рисовали вместе, дурачились, сидели на крыше и рассуждали и спорили о самых разных вопросах. Егор оказался еще и неплохим кулинаром, и Вике совсем опротивели кафе с ресторанами. Они ездили на природу, поехали в Москву на концерт любимой группы. Видимо, это неформальное прошлое Вики и творческая сила Егора образовывали тандем, которому была противна банальщина. Вика двигалась согласно своим эмоциям, искренне что-то делая, переживая, чувствуя. Егор же был хладнокровным, но тонко чувствующим человеком, способным уловить и понять Вику. И именно он отучил её курить и пить, сказав, что человеку не положено самому себя убивать, и вообще, у нее должны быть здоровые дети. Вика искренне влюбилась в Егора, да и тот чувствовал что-то новое. Обычно его влюбленность исчезала после пары недель или первого секса, но тут его вперые реально заинтересовала девушка. Очень необычной оказалась Вика, во всех планах, и он полюбил. "Вот никогда не думал, что влюблюсь по серьезному", -размышлял он ночами, вспоминая Вику. Ночь, уже первый час ночи. Вика шла с Дня рождения своей подруги, которая отмечала его с размахом, и вполне естественно, что Вика была слегка навеселе. Она шла по тротуару и почувствовала вибрацию телефона. - Викуль, где тебя встретить? - раздался голос Егора. - Я уже у твоего дома, скоро буду. - Хорошо, жду тебя, любимая. - Целую. "Какой он все таки милый", - подумала Вика с нежностью. - "Не стал равнодушен за месяц отношений, значит, правда любит". Сзади раздался шум машины, не спеша ехавшей по дороге. Автомобиль поравнялся с Викой и опустилось стекло водителя. - Привет, красотка! Куда идешь так поздно, не хочешь покататься? - раздался прокуренный голос. Вика вздрогнула и посмотрела на водителя. Молодой парень лет так 19-20, коротко стриженый, с сигаретой за головой и полупьяными глазами не вызвал в ней доверия, как и его друг, сидящий рядом - бритоголовый , в черной кожаной куртке. "Бонхед что ли", подумала Вика, а вслух сказала: - Нет, я спешу. - Да ладно, не боись, че мы, нормальные пацаны, покатаешься с нами, выпьем, побазарим, чего ты, давай...- убеждал её водитель, медленно катясь рядом с девушкой. - Нет. - Да че ты как целка ломаешься, нормально все будет.. - Да пошел ты! - вспыхнула Вика, ускорив шаг с намерением оторваться. - Стой, ****, тебе же хуже будет!! - заорал бритоголовый. Машина остановилась, Вика бросилась бежать, но трое здоровых парней бегали быстрее её. Догнав Вику, он потащили её в парк, где в такой поздний час было пусто. Грубо зажав ей рот, и взяв за руки и ноги, ее тащили в глубину парка, и Вику сковывал ужас от того, что с ней хотят сделать. Только хватка руки на рту ослабла, она издала пронзительный крик, за что третий - длинноволосый, похожий на металлиста или гота - нанес ей удар в челюсть. Вика всхлипнула, из глаз покапали слезы, ей было страшно и одиноко, когда с нее, полностью обездвиженной, срывали одежду... - Убью, суки!!- внезапно раздался крик, до ужаса знакомый крик. Вика повернула голову - Егор бежал изо всех сил к ним. С разбега он нанес удар ногой готу, так что тот отлетел в сторону. Но бой продолжался недолго - скин вытащил дубинку и ударил Егора в затылок, тот упал, и короткостиженный стал наносить ему удары ногой в грудь, лицо, шею... Егор лежал без движения, а Вика почувствовала ярость: - Вы уроды, суки!! Вы все подохнете! Скин толкнул её на землю, и яростно прорычал: - Заткнись **** нерусская, вас всех мочить надо! - Ага, - добавил гот, очухавшийся после внезапного удара. - Раньше таких, как вы, эмо поганых, на кострах сжигали! Вике зажали рот, и главарь спросил, указывая на тело Егора: - Что он, сдох? - Да похер, в кусты сныкаем, нечего было ночью шляться, - сплюнул гот. То была злая ночь. Когда Егор очнулся, он подошел, шатаясь к неподвижному телу Вики. Тех отморозков уже не было, но его любимая лежала жестоко изнасилованная и мертвая. Егор, опустился на колени, рассудок его потемнел, и в отчаянии и тьме парка раздался пронзительный хриплый крик, подобный скриму, а сам Егор упал недвижимый рядом с начавшим холодеть трупом.

Часть 2. Ритмичные удары сердца, раздающиеся в голове... Егор лежал на своей кровати и слушал их, находясь в душевном анабиозе. Смутно пробивались воспоминания за последние сутки. Вот его поднимает врач, рядом менты возятся вокруг тела. Егора ведут к белой "Газели", внезапно накатывает леденящий душу страх, он вырывается и бежит куда-то, не разбирая дороги. Очнулся он рядом с домом, куда его на автомате привели ноги, он заходит в квартиру и падает на кровать, засыпая. Во сне он видел Вику, она уходила вдаль и кричала, а он не мог её догнать... И вот полчаса как он проснулся, но все лежит, не в силах преодолеть шок, вызванный событиями. Он чувствовал запекшуюся кровь на своем лице, но не придавал этому значения. - Что ты делал вчера или позавчера,- вспоминал он. - Чье тело там было, надо вспомнить... - А где Вика?!- неожиданно сказал Егор. - Я её давно не видел... И тут Егор все вспомнил. Шок, державший его воспоминания под замком, исчез. Он вспомнил все: как он пошел встречать её, как услышал крики девушки, догнал обидчиков, он даже вспомнил кто были те отморозки. Слезы выступили на его глазах, тоска и скорбь сжигала его душу напалмовым огнем, в отчаянии он схватил голову и сел на пол, содрогаясь от плача. Уже наступил вечер. Егор смотрел в окно, рядом коптил кальян. Он бросил курить 2 года назад, но сейчас ему было на все наплевать. Солнце практически село, лишь его край торчал над горизонтом, и небо было кроваво-красным. - Боже, что делать, я не знаю,- думал Егор, затягиваясь. -Бог, дай мне силы, хотя нет...как там было в песне у линков.. Он включил центр, нашел композицию и слушал, стоя к колонкам спиной. Первый припев, второй.... -GOOOOOOOOOOOD!!!!!,- раздался крик Честера из колонок. - Put me out of my misery ,Put me out of my, Put me out of my fucking misery!!!!! - Егор подпевал ему в голос, ибо сейчас песня была о нем, в точности повторяющая его душевное состояние. "Забери мое чертово страдание!!!" - вспомнил Егор перевод. Вдруг он услышал шепот. Страшный шепот, похожий на тот, которым в дешевой мистике читают заклятия. Он медленно обернулся, и....на него смотрел Маккиавелли со стены, смотрел прямо в глаза и что-то говорил... Егор напряг слух и вдруг понял, что стоит и просто таращится на картину. По спине пробежали ледяные мурашки. - Никак с ума начинаю сходить, - похолодел Егор, но от печальных мыслей его отвлек шум с улицы. Егор выглянул в окно. Оттуда раздалась светская беседа в пролетарском стиле: - Ну че, еба, где седня будем? - Пошли на недостройку, Герыч обещал травы достать. - Охуенно, пошли, надо еще за бухлом сходить. - Пошли. "Что за быдлоиды тут шастают," - подумал Егор, выглянув в окно. И тут он окаменел - одним из парней, ведущих диалог, был тот самый бритоголовый урод из парка. Егор его точно вспомнил, воспоминание словно молнией его пронзило. Сознание Егора помутилось. Нечеловеческая ярость наполнила его душу, жаждущую возмездия. Злость мгновенно вытеснила скорбь, любовь, здравый смысл и страх. "Я знаю, чем буду занят", - сказал себе Егор. "Пока она не будет отомщена, я не успокоюсь". Ярость, кипящая внутри, резко сделала его твердно мыслящим, практичным и расчетливым, а это самое опасное сочетание - разум в сочетании с яростью. "Сегодня они бухают на недостройке", - размышлял Егор, доставая одежду. "Значит этой ночью подохнет этот ублюдок, даю себе слово." Взгляд Егора упал на венецианскую маску, подарок Вики. Они давно мечтали побывать в Венеции на карнавале, это была их обоюдная шиза. Это маска была из твердого, но тонкого материала, похожего на гипс, простого белого цвета имеющая отверстия для глаз, рта не было, и она оканчивалась у подбородка заостренным концом. Егор вышел из дома, сняв маску и держа ее под жилеткой, направился к недостройке. Витяй (так звали бритоголового гопа, который был целью Егора) по жизни обладал немудрящей философией: "Правильные пацаны должны жить как хотят, и все остальные тоже должны быть правильными." Это было его жизненное кредо, своего рода, от которого отталкивались все его остальные немногие умозаключения. Вот и сейчас, бухая со своими друзьями на крыше недостроенного дома, он был абсолютно самодостаточен. Только 1.5 литра пива кончились, и он полез в здание за новыми бутылками, которые остались на 3 этаже. Этаж этот был с рухнувшей лестницей, они перелезали по другому пути, а вместо лестницы на второй этаж была пропасть, ведущая в яму, в которой лежала сама лестница, блоки, арматура и другой строительный мусор. Витяй закурил, присев около стены, вдруг до его ушей донесся шорох. Он встал, оглядывая этаж, вдруг хрипло-глухой голос, раздавшийся из темноты, заставил его вздрогнуть: - Зачем ты сделал это, Витя? - Ты кто? - просипел Витяй, судорожно оглядываясь. - Покажись, сученыш!! - заорал он, доставая нож из кармана. - Ты боишься отвечать за свои действия, Витя? - вкрадчиво спросил неизвестный. - Да будет тебе известно, ты сам несешь ответственность за себя, и пришло время платить по счетам. - Слышь, урод, я тебя найду и зарежу, да мы с пацанами тебя... - заикался Витяй, безуспешно обшаривающий этаж в поисках незнакомца. - Твои пацаны тебе не помогут. Мы здесь одни. И ты ответишь за всю мерзость, что ты натворил, - прошипел голос. Позади Витя раздался звук приземления, он резко обернулся, и Егор резким ударом ноги выбил из руки гопника нож. Тот, ошеломленный, сделал два шага назад, начал падать в пропасть между этажами, но подскочивший Егор схватил его за куртку, удерживая на волоске. - Помнишь девушку, что ты изнасиловал, сволочь? - тихо и зло спросил Егор. - Вытащи меня, ты че делаешь, совсем ебнутый что ли, вытащи меня!! - завизжал Витяй. - Помнишь или нет?!! - Прости, прости, мы просто бухие были, не хотели, прости меня... - Бог тебя простит, - с этими словами Егор толкнул Витяя вниз. Раздался короткий вопль, и звук упавшего тела. Спустившись вниз, Егор увидел что пол на первом этаже залит кровью. Витяй упал на арматуру, и теперь длинный ржавый металлический стержень торчал из левой груди гопа. Он задыхался, а когда пытался встать, из раны начинала хлестать кровь. К теряющему сознание и силы Витяю наклонился Егор, и проговорил задумчиво: - Забавно, ты разбил мое сердце, а я проткнул твое. Ирония судьбы, прощай, Витя, - с этими словами он закрыл глаза уже мертвому Витяю и быстрым шагом ушел оттуда. Егор проснулся. Он лежал на полу, рядом лежала маска, заляпанная кровью, как и его одежда. На часах было 10 часов вечера. Голова раскалывалась, Егор сел, вспоминая прошлую ночь, когда от его руки пал гопник. Осталось еще два, - подумал Егор. Его состояние можно было назвать контролируемой яростью, когда желание мстить и убивать глушило все остальные чувства, оставляя рассудок и логическое мышление. Он поднялся из кучи бумаг, лежащих на полу, и подошел к зеркалу. Оттуда на парня смотрел безумным взглядом его зазеркальное "Я". Вдруг зеркальный Егор протянул руку, и коснулся поверхности зеркала на своей стороне. Настоящий Егор оцепенел. Отражение что-то шептало ему, из глаз начала сочиться кровь, вот отражение протянуло руку через стекло, схватило Егора - и тот очнулся, стоящий перед зеркалом, протянувший руку к стеклу. Егор перевел дух, убрал руку - его двойник послушно сделал тоже самое. -Даа, что то мне подсказывает, что такие дела к добру не доведут, - пессимистично подумал он. Этот второй из них, или гот или металлист, ведь я его знаю, - осенило его. Теперь он знал, что делать. Он помнил это лицо, мельком видел его "Вконтакте", в какой-то полузабытой группе. Удивительно, как долго память хранит ненужные вроде бы вещи, но внезапно эти вещи могут пригодится. Найдя его в сети, Егор быстро создал поддельный аккаунт, миловидной девушки-готессы, и мило пообщавшись с Крестом (так себя называл этот гот), назначил ему встречу в 2 часа ночи у старого склепа на кладбище. Крест согласился, и Егор отправился на подготовку. Крест стоял около склепа и курил, поглядывая на часы и гоняя музыку в плеере. - Давно так не везло, - самодовольно размышлял он. Чтобы вот так, за два часа подцепить девчонку и развести на свидание, давно такого не было. Может даже удастся развести её на секс в склепе, это же так готично, - размечтался Крест, пуская дым дешевых сигарет. Одет он был по парадному- черный кожаный плащ, браслеты, кресты серебряные - всё было при нем. Раздался шорох. Крест оглянулся - звук шёл из кустов, где проходила дорожка по кладбищу. - Наверно, это она идет,- решил он и пошел к кустам. Подойдя к ним, гот вытащил из них заводную игрушку, которая дергаясь, производило шум. И тут, пока Крест недоуменно разглядывал игрушку, сзади раздался тихий стук - и на голову обрушился тяжелый удар, от которого потемнело в глазах, и он упал без движения. Очнулся Крест от боли, тянущейся по всем его конечностям. Он попытался двинуть рукой, ногой - но безрезультатно. Открыв глаза, Крест был ошеломлен - он висел привязанный руками и ногами к кресту, распятый на нем. Крест этот стоял в центре небольшого зала внутри склепа, по стенам висели зажённые факелы. Переведя взгляд вниз, Крест испугался не на шутку - его крест, на котором он был распят, стоял в середине пятиконечной звезды, повернутой верхушкой вниз. Звезда была заключена вкруг, по краям которого начертаны руны - Крест хорошо разбирался в символике и без труда узнал сатанинские знаки. Пытаясь судорожно освободиться, он дергал руками и ногами, но тщетно - он был привязан крепкими веревками, полностью парализовавшими его. Раздался звук шагов. К готу подошел человек, в черном капюшоне и маске, скрывающей лицо. Он вытащил из рта Креста кляп, Крест с ужасом смотрел на незнакомца. - Ты знаешь, что бывает с грешниками? - тихо спросил аноним. - Тттыы...тты ссатанист?? - спросил заикаясь от страха крест. Отпусти меня, ттебе это сс рук не ссойдет... - Зачем ты это сделал? - Ссделал что? Обьясни....-паниковал Крест. - Зачем убил девушку? Это входит в твою веру? - ткнул незнакомец в серебряный анкх, висяший на груди гота. - Она неправильная, не такая, она не... - подбирал слова гот, судорожно дыша. Аноним задрал рукав плаща Креста, обнажив его руку. На руке у гота была выбита татуировка-"Х.В." - А как бы поступил Иисус на твоем месте? - тихим голосом сказал незнакомец. Как вообще сочетаются твои убеждения и дела, что ты делаешь? - Бог прощает, он всё прощает, - ответил Крест, глядя в черные прорези для глаз на маске. - А убийцы горят в аду, и ты в этом убедишься,- прошипел аноним. Помолись своему богу, прочитай все молитвы, какие знаешь, - с этими словами незнакомец облил крест и распятого. Крест почувствовал сильный запах бензина, пропитавшего его и крест, к которому он был привязан. - Что ты делаешь, ты псих!! - закричал Крест в панике, пытаясь разорвать веревки. - Я очищаю твою душу от грехов, очищаю огнем Инквизиции, - прогремел голос человека в маске. В свете факелов его лицо, скрытое маской казалось высеченным из гранита, страшным и безжалостным лицом демона, не знающего пощады. Он надел наушники на Креста, и включил на его плеере песню, раздавшуюся эхом в ушах гота. "You round personal jesus"- напевал Мэнсон из плеера. Егор взял факел и кинул его в основание креста, где натекла бензиновая лужа. Она мгновенно вспыхнула, огонь за секунду перебрался и пылал на кресте и готе, пропитавшемся бензином. Это было страшное зрелище - пылающий деревянный крест с распятым на нем человеком. Гот чувствовал как горит его кожа, из огненного распятия раздался раздирающийся вопль, который услышал Егор, уходящий быстрым шагом из склепа. Разбитые статуэтки, раскиданные листья, вид в комнате Егора был такой, словно по нему промчался торнадо. Сам же парень сидел около порога, покачиваясь и держа голову руками, мучаясь болью. Эти приступы сильной боли накатывали все сильнее и чаще, казалось что злоба и гнев, царившие в его душе, уничтожали Егора, сжигали изнутри. Он слышал какие-то голоса, видел тени, и разговор со своим отражением стал для него нормальной частью быта. Страшно подумать, как изменился он за эти два дня. Из доброго, позитивного и улыбающегося от стал хмурым, замкнутым, лишь редкие приступы ярости напоминали ему о движении, не давали впасть в черную дыру апатии. - Остался последний, бритоголовый,- говорил себе Егор. Но как я его найду, где встречу? - на эти вопросы он не находил ответа. И услышал наш герой тихий голосок, раздавшийся из его сознания. Обычного человека это напугало бы, но только не Егора в его теперешнем состоянии. Голосок ему все рассказал, где, когда и как он может встретить последнего насильника. Больше ничему не удивляясь, Егор отправился на улицу, благо стояла третья ночь с убийства Вики.(после ночных рейдов Егор возвращался и спал весь день, в итоге просыпался вечером.) Серега (а именно такое имя носил скинхед из злополучной троицы) шел домой в радостном настроении. Ещё бы, достать билеты на футбольный матч практически бесплатно - не каждый день так везёт. Серый свернул в переулок и увидел одиноко стоящего человека. Сжав кулаки на всякий случай, скин начал подходить степенным шагом. Вдруг человек махнул рукой, и в ногу Серёге воткнулся метательный нож. Упав, он с шипением от боли выдернул нож из ноги, но человек подбежал и ударил его ногой в голову. Серый потерял сознание. Очнулся Сергей в недостройке, на 3 этаже, связанный по рукам и ногам тонкой но крепкой металлической цепью. Он подполз к краю обрыва и увидел кучу блоков внизу и следы крови на арматуре и бетоне. - Да да, здесь уже был похоронен один человек, - угадал его мысли человек в маске, появившийся сзади. - Что тебе надо от меня? - Самую малость. Твою жизнь. Даже объяснять ничего не хочется. И даже пачкаться в твоей крови. Тебя убьет тот, кого ты сам воспитал,- почти ласково проговорил аноним. Он облил Сергея какой-то жидкостью. Тот с испугом дернулся, но это был лишь безобидный раствор с сильным запахом мяса и крови. - Что ты творишь, придурок... - начал было приходить в себя Серега. - Заткнись, - пнул его Егор. Он ушел в другую комнату и вернулся оттуда с двумя доберманами, доберманами Сергея. Хладнокровными убийцами и людоедами, Серега сам вырастил их из щенков, себе в качестве помощников в бесконечных драках. И хорошо выучил - рвать человеческое мясо и убивать они умели хорошо. - Тыы, ты что, ты что...-заикался скин от ужаса. - Забавно правда? ты научил их убивать, так отведай же плоды своих трудов. Прощай, Сергей, - отпустил Егор поводки. Собаки, привлеченные запахом мяса и крови, не слушая воплей скина, бодро принялись за дело. В ту ночь рычание, крики и хруст раздираемых конечностей долго были слышны в пределах здания.

Часть 3. Хлопнула дверь. Егор прошел в комнату, скинув куртку. Сняв маску, он повернул её лицевой стороной. Странно, как он её испачкал...вся лицевая сторона маски была в крови. Попытался её оттереть - бесполезно. Бросил маску в угол, Егор схватился за голову, медленно покачиваясь как маятник. То состояние, сочетание ярости и безумия отпустило его, скорбь по любимой, которая была в спящем состоянии в эти три дня, проснулась и терзала его душу когтями. Вместе с этим давало о себе знать психическое расстройство. Скорбь, тоска, страх, вместе с этим ужас от своих деяний - всё это жгло Егора напалмом, потроша его душу. Что же я натворил, - говорил себе отчаянно Егор. Вики нет, а теперь я своими руками пытал и убивал. Ведь будут искать, расследовать, придется скрываться.... Когда эти мысли и чувства достигли апогея, Егор не в состоянии удерживать это в себе, взвыл как раненый волк. А душевная болезнь вовсю играла его рассудком, он чувствовал себя Алисой, только в мрачной и злой стране психоделических кошмаров. В зеркале отражалась Вика, сгорающая в огне с диким хохотом. Одно меткое попадание ножом - и зеркало разлетелось осколками. На потолке блуждали зелёные огни, раздавался хор страшных голосов, не вынеся такой пытки, мозг Егора отключился, утянув того в тяжелый сон. Проснулся он от толчка в области сердца, в час, когда вот-вот должен наступить рассвет. Егор сел абсолютно опустошенный, все мысли и эмоции покинули его, оставив вакуум. Потянулся к центру и включил первую мелодию по списку. "When my time comes Forget the wrong that I've done Help me leave behind some reasons to be missed"- пел вокалист. На глазах Егора не было не слезинки, потому что он плакал кровью сердца. Его страдание было таким, что нельзя было его выразить, выпустить через тело. Со стороны он выглядел как полностью ушедший в себя. "Don't resent me And when you're feeling empty Keep me in your memory" ...на этих строчках появился тихий второй голос, вторивший основному вокалисту. Но Егора подобные вещи давно не пугали-видения и иррациональные голоса стали для него нормальным явлением. Егор выключил центр, колонки затихли, но голос не пропал, "Leave out all the rest, Leave out all the rest" - закончил он припев, тихий но отчетливый, нежный женский голос, слишком знакомый для Егора. Тот посмотрел на окно, и замер. За тонкими шторами, освещаемыми восходящим солнцем, проглядывал силуэт, человеческий силуэт. Шторка взмахнула в сторону порывом ветра...Перед глазами Егора сидела Вика, напевающая припев той песни. Её глаза улыбались, а в глазах Егора потемнело, в груди и голове защемила резкая боль, и он отключился. Придя в себя, первое что он увидел - это Вику, присевшую рядом с ним. Он почувствовал тепло её рук, когда она поднимала его с пола. -Вика? ты живая?? - первое что сумел сформулировать потрясенный парень. -Но ведь ты... -Что я? - ласково спросила Вика, прижавшись к нему. -Тты ведь умерла... я сам видел...ты.. -Не я, Егор. Моё тело убито, но не я. -Что? Я не понимаю, - шептал Егор. -Тебя же уже нет, ты ведь галлюцинация, воображение.. -Ах, Егор, до чего ты бываешь забывчивый,- засмеялась Вика, глядя ему в глаза. -Не ты ли меня учил, что умирает лишь тело, набор сухожилий и костей, а ты живешь дальше? Егор взял ладонь девушки. Теплая, живая, настоящая. Даже чувствовалось как бьется пульс. - Так вот, Егор, быть живым - не значит быть ограниченным рамками биологической тушки.- с этими словами Вика поцеловала его в губы. Егор испытал, что называется, катарсис, глубокий и мощный. Эмоции били через край, захлестывая всю его натуру. - А если тебе нужны доказательства, то обернись,- лукаво улыбнулась девушка. Егор обернулся, и в который раз оказался потрясен. на полу, откуда его подняла Вика, лежал он, бездыханный. - Необычно видеть себя со стороны, не правда ли? - Получается, что я сейчас... - Да, Егор, да. Как видишь, для полноты жизни, чувств и ощущений не обязательны пять литров крови и набор костяшек, - ответила Вика, поглаживая его по спине. - И у тебя сейчас два пути,- отдернула занавески Вика. Ты можешь вернутся в своё тело, залечить психические недуги и жить обычной жизнью, как жил до этого. Либо можешь уйти, вольный идти куда захочешь. Но знай, что времени у тебя мало - если через минуту ты не вернешься, пути назад не будет. Выбирай,- проговорила Вика, смотря в окно. -Я пойду с тобой, - был ответ. Егор вернулся с кухни, и вместе с Викой они вышли на крышу, навстречу рассвету. Вдруг раздался звук взрыва. - Что это? - Это горит моя старая жизнь, - ответил парень, обнимая подругу. - Ты открыл газ на кухне? - догадалась Вика. - Ага, но не бойся, никто из людей не пострадает. Вызванная утром того дня пожарники констатировали факт: пожар в результате взрыва природного газа. Труп жильца был обнаружен в комнате, сгоревшей дочиста. Кстати, жильцы дома стали замечать постоянные появления граффити на крыше дома. И дежурства организовывали, и камеры ставили в надежде поймать вандалов - все без толку. Дежурные спали, плёнка оказывалась засвеченной. Часто среди рисунков попадались куклы с сшитыми сердцами. The End.

Администрация сайта

Оценок еще нет, будьте первые

https://altedating.com/ru/node/6690